здесь." />
В столице ВОДСКОГО мира

В столице ВОДСКОГО мира

Мы продолжаем публиковать триптих нашего автора Владимира Желтова о людях народности водь. Представителями этого малочисленного финно-угорского народа по последней переписи считали себя… 64 человека. И большинство из них проживает в Кингисеппском районе Ленинградской области. Первая часть триптиха опубликована здесь.
19.04.2019 16:20
Владимир ЖЕЛТОВ
От Монастырьков до Лужиц недалеко – немногим более 30 км. В Лужицах – музей водской культуры – разумеется, в широком смысле слова.

Лужицы
фото:Владимир ЖЕЛТОВ
До сих пор вожане миногу ловят такими мырдами

Вожанка во веки веков

Первое, что удивило, – новизна бревенчатой избы и дворовых построек. Вскоре выяснилось: это уже третий музейный комплекс – «первый сожгли, второй сгорел». И не в доисторические времена, а совсем недавно случилось это… Поджог произошел в четыре утра. «Не спасли ничего!» Во время второго пожара сумели вытащить только то, что было в сенях.
Музей возродился – не мгновенно, как птица феникс, а с большими трудностями. Теперь о пожарах ничто не напоминает.
В сенях на одной из стен – что-то вроде фотогазеты о современной жизни вожан. Озаглавлена она так: «Кто сказал, что водь умерла?». На другой – подобие плаката, стихотворный текст в обрамлении национального орнамента.

Мне хуже оков суета городская,
В которой сгорают года.
Во веки веков я – вожанка,
И званием этим горда.
Быть может, места где-то есть и красивей,
Но Лужицы с детства зову
Тем милым душе уголочком России,
Где я родилась и живу.
Нетрудно предположить, что автор этого поэтического признания в любви к малой родине – Марина Ильина, заведующая музеем. Произносить ее имя следует с ударением на первый слог, как это делают вожане.
Марина Павловна предупреждает:
– Я не этнограф, не историк, я жительница деревни Лужицы, которая впитала вместе с языком культуру моего водского народа.

водь
фото:Владимир ЖЕЛТОВ
Музей пережил несколько пожаров, во время второго сумели вытащить только то, что было в сенях

«В графе «национальность» писали «русский»

Рассказывает Марина Ильина:
– Деревня Лужицы – столица Водского мира. Почему? Да потому что здесь остались говорящие вожане. А народ жив, пока жив его язык. Носителей водского языка еще недавно было восемь, теперь уже – семь. Я одна из семи… Мама и папа мои – вожане из деревни Лужицы. И бабушки и дедушки тоже.
Многие из тех, кто не знает языка, знают отдельные слова, и обязательно – названия блюд водской кухни. Блюда готовятся по старинным рецептам. «Бабушка так готовила!» Где еще варят рыбные щи из свежей капусты с миногой?! (О, этот вкус детства!) У какого еще народа есть такое вечернее блюдо, как ржаной хлебный суп с моченой брусникой?! Почему вечернее? Потому что суп должен томиться восемь часов.
Когда в доме случались перебои с продуктами, вожане отваривали сушеную рыбу и ели с картошкой и луком. Сушеная рыба хранилась на чердаке.
Земля в наших краях скудная. Конечно, ее обрабатывали – рожь сеяли, лен, но главный промысел лужицких вожан – рыбная ловля. Все, включая бабушек и дедушек, были рыбаками и рыбачками. Моя бабушка Матрена была рыбачкой – я этого не стыжусь. Без мяса водь могла обойтись, без рыбы – нет. Как-то одна старушка сказала: «Глаза у вожан светлые-светлые. Это потому, что мы фосфора много едим».

>>КСТАТИ
Рыбу в основном ловили зимой. На подледный лов салаки уходили на залив на месяц. Жили все вместе в одной будке, где, кроме соломенных матрасов, ничего не было. Естественно, никаких удобств. Условия работы – каторжные. Голыми руками приходилось постоянно лезть в ледяную воду. Раз в неделю кого-то отправляли с уловом на берег.

В нашем музее можно видеть все то, что в той или иной степени представлено в других краеведческих музеях, но особый акцент на том, что связано с рыбным промыслом. Вот эта снасть-ловушка у русских рыбаков называется «морда». Откуда такое странное название? От нас, от води. По-водски это «мырда». До сих пор вожане миногу ловят такими мырдами. Эту мне принесли рыбаки на время, сказали: «Заберем», но пока не забрали. А эта – очень старинная. Нашли ее на дне реки Луги. Зацепили якорем. Внутренний корпус у нее из бересты, и обшита она еще не кожей, а сосновым корнем. На ней есть домовая метка. Каждый водский род имел свою домовую метку. И отец мой на всем делал домовую метку.
В традиционной водской избе родители спали на кровати, старики – на печи, а дети – на лавках. Лавки узенькие, на ночь их приставляли одну к другой, застилали. У нас, как в русских избах, полатей не было.
музей Лужицы
фото:Владимир ЖЕЛТОВ
У какого еще народа есть такое вечернее блюдо, как ржаной хлебный суп с моченой брусникой?!
…Все население деревни Лужицы, 550 человек, в 1943 году было депортировано. Вначале перевезли в концентрационный лагерь в Эстонии, а оттуда – в Финляндию. На судне «Ариадна», в трюмах, в 10-балльный шторм. Потому что в шторм не бомбили. Люди решили, что везут топить. В 1944-м Финляндия вышла из войны против СССР, и было принято решение о возвращении на родину выдворенных из Советского Союза граждан. Финны предупреждали: на родину вас не пустят, вы будете «врагами народа», а здесь заведете хозяйство, дадим лошадь – оставайтесь. «Домой! Домой!» На историческую родину смогла вернуться только треть депортированных. Остальных эшелонами развезли по всему Советскому Союзу: в Калининскую, Псковскую, Ярославскую области. Мама оказалась в Калининской. Там – она рассказывала – мылись в печи. А у нас были бани – сауны. Это не финская сауна, а обыкновенная баня, называется «сауна».
В 1947 году – очередное правительственное постановление – о переселении с приграничных территорий неблагонадежных народов. И очередная волна выселений – в течение 24 часов! Нельзя было закрывать двери в дом – в любой момент могли прийти для проверки документов.

В годы сталинщины в отношении финно-угорских народов, проживавших в Ленинградской области, проводилась настоящая истребительная политика. Поэтому когда нам, вожанам, говорят: «Вас так мало!», я отвечаю: «Нас много!».

В последующие годы вожанин мог быть рыбаком, фрезеровщиком – рабочим человеком, руководителем – ни при каких условиях. Членом компартии стать не мог.
В советское время люди боялись признаваться, что они вожане. Во всех документах, в графе «национальность» писали: русский. Бабушка моя говорила внукам: «Вы русские». А водским стишкам нас научила… Мой сын недавно завел мне электронную почту. «Мама, знаешь, какой адрес я тебе придумал? Не можешь догадаться? Название нашей деревни на водском языке! Тебе это должно понравиться». До 2000 года у води не было письменности…





Возврат к списку



Дорогие друзья!
Что главное в путешествиях? Новые эмоции, люди, впечатления? Конечно. Но не только это. Этими эмоциями хочется делиться, так приятно рассказывать кому-то обо всем увиденном и пережитом! Если вы хотите поделиться с нами вашими рассказами о поездках, присылайте свои тексты, заметки, фотографии и видео на почту law@miramalo.club, и мы их обязательно опубликуем. Давайте открывать этот мир вместе!

Мероприятия

Выставки

Со звездой

Ольга ЙОНШ: «Вижу цель, не вижу препятствий»
Ольга ЙОНШ: «Вижу цель, не вижу препятствий»
В нынешнее время безумного потока информации из соцсетей зачастую сложно определить грань между увлечениями и профессиональной деятельностью не только потребителям контента, но и самим его авторам. О своих приоритетах в этом смысле, а также о необычном походе по Исландии и путешествиях в другие страны нам рассказала в интервью фотограф из Петербурга Ольга Йонш, работы которой вызывают все больший интерес у модной молодежи как в культурной столице, так и за ее пределами.

Конкурсы

День неги и удовольствия
День неги и удовольствия
Выиграйте день неги и удовольствия в SPA - центре роскошного петербургского отеля «Амбассадор»!
Booking.com

Блоги

НИКТО не знает
НИКТО не знает
Я не могу долго лежать на пляже. Меня тянет двигаться, узнавать что-то новое. Приехав в турецкий Кемер, я искупался, позагорал и уже на второй день отправился на экскурсию с русскоговорящим гидом.