ЛЮБАНЬ: зачем ехать в один из самых малых городов России

ЛЮБАНЬ: зачем ехать в один из самых малых городов России

Перед поездкой в этот город, конечно же, первым делом захотелось перечесть главку бессмертной повести Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», которая так и называется – «Любань». Однако у Александра Николаевича есть «бревешками вымощенная дорога, [которая] замучила мои [то есть его] бока», а Любани как таковой нет. Что вполне объяснимо.
08.08.2019 14:40
Владимир ЖЕЛТОВ
Тосна
фото:Владимир ЖЕЛТОВ
Здешние места хороши тихой неброской красотой
Радищев написал не путеводитель и даже не путевые заметки, как посчитал ленивый и нелюбопытный цензор, а произведение, «наполненное самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства, и, наконец, оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской» (это цитата из указа императрицы Екатерины Второй). За что, собственно, писатель-демократ и был приговорен к смертной казни, «по милосердию и для всеобщей радости» замененной ссылкой в Сибирь.
Неожиданно для себя Любань я обнаружил в стихах, к сожалению, основательно подзабытого Семена Надсона. Это о нем Антон Павлович Чехов говорил: «Надсон гораздо больший поэт, чем все современные поэты, из всей молодежи, начавшей писать на моих глазах…». Любань в произведениях Надсона фигурирует неоднократно. Ограничимся только одной цитатой: «Мы – как два поезда (хотя с локомотивом // Я не без робости решаюсь вас равнять) // На станции Любань лишь случаем счастливым // Сошлись, чтоб разойтись опять...». Это стихотворение 1881 года.
Семнадцатью годами раньше другой большой поэт – Николай Некрасов – написал стихотворение «Железная дорога», повествующее о реальной истории строительства Николаевской железной дороги («А по бокам-то все косточки русские…»), но Любань у него не упоминается. Именно это произведение неоднократно цитировал при нашем общении настоятель Петропавловской церкви отец Евгений Бабинцев. Но об этом позже.
ЦИФРЫ
Любань – город (с 1917 года) в Тосненском муниципальном образовании Ленинградской области. Первое упоминание – в писцовой книге Водской пятины 1500 года.

Отставка «по расстроенному здоровью»

Знакомство с Любанью правильнее начать с вокзала, открытого в 1851 году. Постройка типовая – такие же или подобные вокзалы в Твери, Бологом, Малой Вишере, Клину. В кассовом зале развернута небольшая краеведческая экспозиция. На одном из стендов крупно белым по черному начертано: «Сегодня в Любани проживает 4,5 тысячи человек – это один из самых малых по числу жителей городов России».
В небольшом станционном скверике на высоком постаменте – бюст Павла Мельникова. На пьедестале текст: «Автор проекта и строитель Петербурго-Московской /Октябрьской/ железной дороги. Основоположник отечественной железнодорожной науки».
памятник Мельникову
фото:Владимир ЖЕЛТОВ
В станционном скверике Любани установлен бюст Павла Петровича Мельникова
В 1835 году увидела свет книга Мельникова «О железных дорогах», где молодой инженер доказывал техническую возможность и экономическую целесообразность строительства стальных магистралей в России. Императору Николаю I был не чужд технический прогресс, и уже в 1837-м торжественно была открыта Царскосельская железная дорога, можно сказать, как экспериментальная. В феврале 1842 года Николаем I был подписан указ о строительстве железной дороги, связующей обе российские столицы, Санкт-Петербург – Москва. Разработки Мельникова легли в основу железнодорожного строительства по всей России, вплоть до Дальнего Востока. Неудивительно, что именно он стал первым министром путей сообщения Российской империи.
Выйдя в отставку по «расстроенному здоровью», Павел Петрович поселился в приобретенном им небольшом имении в Любани. Был он холост, немеркантилен – занимался благотворительностью. В Любани на его средства построены дом престарелых, школа и интернат для сирот служащих Николаевской железной дороги. А также церковь Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла. Вообще-то храм строился на добровольные пожертвования, но большую часть из них составил вклад Мельникова.
Автор проекта – архитектор Константин Тон, тот самый, что спроектировал храм Христа Спасителя, Большой Кремлевский дворец, Оружейную палату, Николаевские вокзалы. С одного из них – Московского – мы и отправились в Любань.

Картошка на могиле Павла Мельникова

Храм был освящен при жизни Мельникова. По одной из версий, он возводился им как усыпальница. Павел Петрович и был похоронен в 1880 году под алтарем. Но и после смерти он не обрел покоя. Но об этом, опять же, позже.
Петропавловская церковь была действующей немногим более 70 лет. Чаша большого сталинского террора не миновала его: настоятеля протоиерея Петра Ильиногорского и священника Косьму Евдокимова расстреляли – они похоронены на Левашовской пустоши…
Во время Великой Отечественной войны Любань оказалась вначале в прифронтовой полосе, а потом и на оккупированной территории. За город велись ожесточенные бои. Сильно было повреждено здание, артиллерийским снарядом разрушена колокольня. Отступая, немцы увезли иконы и церковную утварь – «целый вагон, целые вагоны!»
Ныне в храмовом иконостасе только две довоенные иконы: апостолов Петра и Павла и Тихвинской Божией Матери. Историю спасения последней поведал нам отец Евгений.

Икона оставалась в доме рабы Божией Марии Григорьевой в деревне Ильинский Погост даже тогда, когда домочадцев немцы угнали на принудительные работы в Латвию. По возвращении в родные места Григорьевым сказали: деревня сгорела, ваш дом сгорел. Но они все же отправились на пожарище. И увидели: дом сильно обгорел, но не сгорел. Вошли внутрь. Икона висела на прежнем месте. От входной двери к ней вела дорожка – по обе стороны от этой дорожки краска на половых досках обгорела. Божия Матерь помогла сохранить дом. Это было настоящее чудо. Односельчане стали приходить к Григорьевым, молиться у иконы, Божия Матерь помогала и им. Дом этот до сих пор стоит.

В списке ходатайств об открытии приходов по Ленинградской епархии, оставшихся неудовлетворенными в 1948 году, значится и любанская Петропавловская церковь с пометкой: «пригодна для богослужения». Более «пригодна» она оказалась, по мнению местных властей, как склад. Одно время там было овощехранилище. Когда году в 1950-м в Любань приехали студенты-железнодорожники, чтобы поклониться праху Павла Мельникова, оказалось, что прежде с его могилы надо убрать картошку. В другое время в подвальном помещении храма устроили стрелковый тир: расстояние от входа до могилы Мельникова позволяло вести прицельную стрельбу…

Иконы хранились в доме отдыха

Тем не менее Павел Петрович оказался почитаем и при советской власти. В 1954 году, в связи с 150-летием со дня его рождения, ученый совет ЛИИЖТа и управление Октябрьской железной дороги поддержали решение Любанского городского совета о перезахоронении останков Мельникова в сквере у вокзала. Опускание гроба в могилу сопровождалось паровозными гудками. Годом позже там установили бюст Мельникова – работа скульптора Дмитрия Епифанова. Епифанов был учеником и последователем скульптора и антрополога Михаила Герасимова, автора методики восстановления внешности человека по его костным останкам. Поскольку гроб Мельникова вскрывали, у Дмитрия Михайловича была редкая возможность если и не подержать в руках, то осмотреть череп человека, лик которого ему предстояло изваять.
отец Евгений Любань
фото:Владимир ЖЕЛТОВ
Когда в 1989 году отец Евгений занялся восстановлением церкви, была полнейшая разруха: ни крыши, ни окон, ни дверей 
Но и на этом похоронная история не заканчивается…
В случае с храмом Петра и Павла невольно думаешь: лучше бы он еще два-три десятилетия побыл овощехранилищем. Потому что, оставленный без присмотра, он очень скоро дошел до руинированного состояния.
– Когда в 1989 году я, еще не будучи настоятелем, занялся восстановлением церкви, была полнейшая разруха: крыши нет, ни окон, ни дверей – зияющие проемы. Местные выпивохи распивали здесь спиртные напитки. А еще здесь был общественный туалет. На станции туалета не было, и пассажиры, выйдя из электричек, спешили сюда… Разгребли мы мусор, окна затянули полиэтиленом, двери сделали из фанеры, сверху натянули сетку, чтобы камни на падали на головы, привозили иконы, молились и увозили их в дом отдыха, где они хранились, – в таких условиях проходили первые богослужения.

Колокола в обмен на цветной телевизор

Отдельный рассказ о том, как отец Евгений добывал колокола.
– Кто-то мне подсказал, что в воинской части в Левашово есть два колокола, выкрашены они в красный цвет и нужны «на всякий пожарный случай». (Левашово – мой бывший приход, до Любани я служил в Спасо-Парголовской церкви в Шувалово.) Отцы-командиры, когда я предложил купить колокола, сказали: «Никак нет! Это же подсудное дело. А вот если по бартеру...» Самое начало 1990-х годов – бартерные сделки были в порядке вещей. «Но что я могу вам предложить в обмен?» – «Цветной телевизор». В то время телевизоры в магазинах так просто не продавались. Только для ветеранов войны и блокадников. Я пошел к мэру Любани, объяснил ситуацию. Евгения Ивановна Васякина написала ходатайство: «Прошу продать...» Заведующая магазином очень удивилась: «Церковь – и телевизор?!», но телевизор «Садко» был мне продан. И вот я на москвиче еду в Левашово. Еду и думаю: как же я повезу колокола – один из них весит 275 кг и второй килограммов 100? Но – приятная неожиданность – отцы-командиры собрали собрание, мы обменялись благодарственными словами. И мне был выделен грузовой автотранспорт!..
17 сентября 1999 года состоялась торжественная церемония освящения храма. А еще через три года, в августе 2002-го, прах Павла Петровича Мельникова торжественно был возвращен на прежнее место захоронения. (Даст Бог, навсегда!).

«Подпольный музей» отца Евгения

Сегодня церковь Петра и Павла – одна из основных достопримечательностей не только Любани, но и всей Ленинградской области. Это храм-памятник строителям Николаевской железной дороги. На стенах мемориальные доски в память первостроителей, а также тех, кто уже в наше время реконструировал ее в скоростную магистраль.
церковные книги
фото:Владимир ЖЕЛТОВ
Экземпляры импровизированного музея, разместившегося в подвале церкви
В подвальных помещениях отец Евгений по собственной инициативе создал что-то вроде небольшого краеведческого музея. Знакомя нас с «подпольным музеем», батюшка вновь вспомнил и процитировал Некрасова: «Братья! Вы наши плоды пожинаете! // Нам же в земле истлевать суждено... // Всё ли нас, бедных, добром поминаете // Или забыли давно?..» И далее сказал: «Мы никого и ничего не забыли. У нас в храме есть специальная молитва, во время каждой службы она читается: «И еще молимся об упокоении приснопамятного Павла, который здесь захоронен, о всех начальствовавших и трудившихся строителях и погибших на железной дороге сей». Также мы и о здравии молимся. Если вы сели в поезд, помните, что где-то есть церковь, которая молится и о вас – о здравии, спасении и безопасном путешествии по железной дороге».
Здесь точку поставить в самый раз, но... Есть у Некрасова в «Железной дороге» и такая строка: «Быстро лечу я по рельсам чугунным». (Простим поэту неточность: рельсы, конечно, не чугунные, так же как и сама дорога не железная, как и пушкинский всадник – не медный!) Не от имени ли пассажира «Сапсанов», без запинки пролетающих маленькую, но очень гордую станцию России на пути в большие города, говорит поэт? Однако никто не отменил традиционные электрички. Без малого полтора часа – и ты в Любани!

>>КСТАТИ
В любанской церкви Петра и Павла венчались племянница Павла Мельникова Варвара и Григорий Пушкин, сын великого поэта. 

P. S. Встреча с отцом Евгением Бабинцевым состоялась благодаря усердию и при личном участии Людмилы Калясиной, за что ей отдельное спасибо.



Чтобы оставить свой отзыв, Вам необходимо авторизоваться


Возврат к списку



Дорогие друзья!
Что главное в путешествиях? Новые эмоции, люди, впечатления? Конечно. Но не только это. Этими эмоциями хочется делиться, так приятно рассказывать кому-то обо всем увиденном и пережитом! Если вы хотите поделиться с нами вашими рассказами о поездках, присылайте свои тексты, заметки, фотографии и видео на почту law@miramalo.club, и мы их обязательно опубликуем. Давайте открывать этот мир вместе!

Мероприятия

Выставки

Со звездой

Янина МЕЛЕХОВА: «Мне нравится иногда просто быть одной и молчать»
Янина МЕЛЕХОВА: «Мне нравится иногда просто быть одной и молчать»
Звезда сериалов «Ростов» и «Мылодрама», актриса театра и кино,  очаровательная Янина Мелехова рассказала нам в интервью о том, почему нередко предпочитает путешествовать одна, чем именно интересен такой отдых и как такие поездки вдохновляют ее в творчестве, а также откровенно поделилась подробностями о тяжелой и неказистой жизни отечественных артистов.

Конкурсы

День неги и удовольствия
День неги и удовольствия
Выиграйте день неги и удовольствия в SPA - центре роскошного петербургского отеля «Амбассадор»!
Booking.com

Блоги

На вокзал за валютой
На вокзал за валютой
В начале нулевых мы отправились в автопутешествие по Казахстану. Знакомство с любой страной обычно начинается с обмена валюты. Казахстан не стал исключением, поскольку сразу потребовались деньги на бензин. В Кустанае – ближайшем приграничном крупном городе – обменных пунктов отыскать не удалось. Местные жители посоветовали съездить на рынок.