Константин фон Ренгартен – БАРОН-пешеход

Константин фон Ренгартен – БАРОН-пешеход

Чтобы стать путешественником, вовсе не обязательно поднимать парус, взмывать в небо на дельтаплане, заводить мотор автомобиля или покупать дорогостоящую путевку... Можно взять компас, карту, бутылку воды, шоколадный батончик – и пройти по течению речки недалеко от своей дачи. Почувствовать себя пилигримом прошлых веков можно везде, стоит только вылезти из компьютерного или автомобильного кресла и вдохнуть чистоту загородного воздуха. Это может каждый. А если обойти пешком всю планету?
20.02.2019
Александр СМИРНОВ
Константин Константинович фон Ренгартен имел титул барона и неизлечимую тягу к странствиям. Он родился в наследственном имении в Минской губернии 26 сентября 1864 года и, как и многие мальчишки, мечтал о дальних странах. Потомственный аристократ нацелился было на Морской кадетский корпус, но... военно-врачебная комиссия опрокинула его мечты.
Род фон Ренгартенов имел в своей истории немало моряков Императорского флота, будь отец Константина известным адмиралом, то на близорукость его сына закрыли бы глаза. Но папа будущего первопроходца был рядовым окружным надзирателем в Латвии и ничем сыну помочь не мог.
И вроде бы жизнь вошла в естественное русло: окончил университет, увлекся журналистикой... Женился и к 30 годам стал почтенным семьянином и отцом троих детей. Так бы и дожил свой век солидным обывателем, но тяга к невиданным землям вдруг, как застарелая болезнь, воспалилась в сознании. Он задумал обойти земной шар. Способ передвижения пешком, он, вероятно, избрал как форму протеста против полученного отказа в юности принять его в Морской корпус. Окружающие и члены семьи с тревогой переглядывались – не сошел ли он с ума? Он спорил: а ради чего тогда жить? Лишь для того, чтобы платить по счетам, ходить в церковь, а потом быть зарытым в землю?

11.jpg
Одна из немногих сохранившихся фотографий первого русского путешественника, обошедшего планету

Вокруг света с карандашом

Его целеустремленность разделил коллега по перу, некий господин Грейнерт (имени его история не сохранила). В итоге неукротимый барон, заключив контракт с призовой фирмой и со страховой компанией (дабы обеспечить семью на случай своей гибели), ранним утром 15 августа 1894 года вышел со спутником из Риги, вооруженный револьвером, фотоаппаратом, записной книжкой и карандашом... И они зашагали навстречу восходу.
Вдвоем с товарищем – журналистом Грейнертом, барон добрался лишь до Харькова. Молодой коллега объявил, что с него участия в реконструкции похода средневековых путников хватит. Сел в поезд и укатил в мягком купе в Ригу. А Константин фон Ренгартен бодрым солдатским шагом пошел в сторону горы Арарат. Отдохнув в гостеприимной Армении у ее подножья, потомок крестоносцев отправился в Персию. 71 день он пробыл, исследуя окрестности Тегерана, потом попал в Бухару и обошел весь так называемый русский Туркестан.
Из Средней Азии путник выдвинулся на северо-восток и 7 марта 1896 года дошел до Томска. В этом старинном сибирском городе его в гостинице ждала жена. Тщетно она умоляла мужа прекратить поход и вернуться домой, к семье и детям – аристократ был неумолим. Вместо мужа супруга привезла в Ригу несколько тетрадей путевых заметок, составленных им в Средней Азии и Персии. Девять журналов империи стали наперебой печатать очерки барона, и за его маршрутом стали наблюдать читатели со все большим интересом. А он, хлебнув чистейшей воды из озера Байкал, преодолел дебри Забайкалья и вошел на территорию Монголии. К удивлению фон Ренгартена, в столице страны скотоводов был открыт даже университет с медицинским, юридическим и теологическим факультетами. А вскоре скромные пастухи-араты спасли ему жизнь...

36 дней по пустыне Гоби

Одинокий путник в безлюдной пустыне – почти смертник. Даже в чаще сибирской тайги есть больше шансов уцелеть. Днем иссушающий зной, ночью свирепый холод и ветра. Шуршат по рассеченной солнцем поверхности пустыни ядовитые змеи. Как подать сигнал тревоги, сообщить о болезни или травме? Рации еще не изобрели и сотовых телефонов не было тоже. Но несмотря на все опасности барон отважился пересечь великую пустыню Гоби с севера на юг почти в полном одиночестве.
Собеседником и спутником ему был один мул, на котором барон вез запасы. А через две недели пути случилась трагедия. Пал мул. Тащить на себе весь двухпудовый груз еды и воды Константин Константинович не мог. Взяв только револьвер, фотоаппарат, путевой дневник, мешок с сухарями и флягу с водой, он побрел на юг один, ориентируясь лишь по компасу и звездам.

Он слабел и на рассвете одного дня увидел перед собой пару голодных шакалов, уже учуявших легкую жертву. Дрожащей от слабости рукой вытащил оружие и стал стрелять... Эхо выстрелов и вой раненых шакалов по пустыне разнеслись далеко. Вскоре теряющий сознание барон услышал стук конских копыт и окрик человека на незнакомом языке...

Отогреваясь у костра в юрте кочевников, Константин мысленно благодарил тех торопливых шакалов. Ведь не начни он стрелять, не услышали бы револьверные выстрелы кочевники – и к вечеру хищники смогли бы сытно поужинать его остывшим телом. Кстати, о еде. Европейца поразило: как монгольские пастухи могут жить, не зная вкуса хлеба и соли? И с философским спокойствием качаясь в седле, эти пастухи казались вечными путниками под солнцем.
Через несколько дней, восстановив силы, барон взял под уздцы подаренного его хозяевами вьючного коня и продолжил путь на юг. Почему не сел в седло? Ведь никто бы не увидел, что он нарушил договор с призовой компанией? Потомок старинного аристократического рода дал слово.
В Китае путешественник обошел достопримечательности Пекина, дошел до горной цепи Ино и передал свои путевые записи русскому консулу. Он так и назвал их – «36 дней по пустыне Гоби». А также отправил успокоительную телеграмму жене, ибо в Риге, узнав, что он в одиночку отправился пересекать пустыню, готовы были его уже мысленно похоронить.

17.jpg
Китай и Япония совершенно поразили его: в Стране восходящего солнца Константин Ренгартен пробыл четыре месяца 

Курс на закат

Из Чифу пароходом (это была единственная льгота, одобренная призовой компанией, не по дну же океанов было идти путешественнику) барон добрался до Японии. Красота японской природы и необычность архитектуры, изыски национальной кухни так поразили его, что в Стране восходящего солнца он пробыл четыре месяца.
Лишь в апреле 1897 года путник сошел по трапу парохода в порту Сан-Франциско. 17 месяцев он пешком шел через Американский континент, держа курс на закат. Посетил Чикаго, Канзас-Сити у знаменитого Соляного озера. Побывал в городе мормонов, так жестоко оклеветанных в произведении Артура Конан Дойла, и гостил в резервации у вождя индейского племени. В Нью-Йорке он сел на пароход французской компании La Bourgoyue и через Атлантический океан добрался до берегов Европы. 15 мая 1897 года увидел на горизонте мыс Финистерре в 603 км к югу от французского берега. А там Париж, Верден и Мец – французы везде пылко встречали барона-пешехода.
В Германии – Берлине, Дрездене, Мюнхене и Кенигсберге – он шел, сопровождаемый эскортом из восхищенных велосипедистов и кавалеристов, газетных репортеров и фотографов. Немецкие газеты писали восторженные передовицы: «Фон Ренгартен – первый немец, который обошел мир пешком!» Тем самым, еще не зная того, сильно повредили герою на родине. Да, Константин Константинович был этнически потомственным немцем, но родился в России и считал себя русским. У немецких газет было на это свое мнение.
На немецко-русской границе барона встречала толпа поклонников. Начальник пограничного поста едва успел отдать ему честь, как первопроходца схватили на руки и начали качать!

50 км на руках

Он подходил к Риге, где его так ждали дома, 27 сентября 1898 года. На следующий день после того, как отметил свой 34-й год жизни. Планировал встретить этот праздник в кругу семьи, где его не видели четыре года. Задержали чествования, устроенные жителями Либавы (Лиепаи).
Километров за пятьдесят от города он увидел огромную толпу людей и арку, украшенную цветами. Рижане встречали земляка, протопавшего буквально своими ногами вокруг планеты. Оставшиеся 50 км до родного дома путешественника больше несли на руках, под громкий марш труб духового оркестра. Пройти ему дали лишь под триумфальной аркой, как античному герою.
Этот факт пытались было опротестовать владельцы призовой компании, дескать, барон не шел пешком, как было указано в условии, а его несли, так что приз не засчитывается... Но это вызвало такой грозный рев рижан, газет и научной общественности, что в компании решили «не будить зверя». И выплатили фон Ренгартену призовой фонд в размере 10 тысяч рублей. Большие деньги для 1898 года.

13.jpg
В России печатных свидетельств о путешествии почти не осталось. А вот изданную в Польше книгу "Пешком в Китай" и сейчас можно купить на аукционах букинистов

Забытый герой

Барон Константин Константинович фон Ренгартен стал первым из поданных российского монарха, кто пешком совершил кругосветное путешествие. Почему же его имя оказалось вычеркнутым из истории великих первопроходцев? Тем более что его путевые очерки печатались в девяти журналах мира, а в 1902 году были изданы отдельной книгой в Риге. Географические общества Германии и Франции отметили его подвиг золотыми медалями. Его избрали почетным доктором Кенигсбергского университета за вклад в географию.
А что же петербургские географы, журналисты и царедворцы? А никак не отметили. В Петербурге о путешествии фон Ренгартена издали брошюру объемом в... шесть страниц. О книге-дневнике барона вскользь упомянули на страницах журнала «Русский турист». Отчего так? Можно только гадать. Возможно, потому, что внешнеполитический курс Российской империи в конце ХIХ века все более становился антигерманским (хотя сам молодой царь Николай II был почти чистокровный ариец).
Немец по крови и аристократ по рождению, фон Ренгартен был чужд разночинцам-русофилам в университетах Петербурга, Харькова и Москвы 1898 года. Тем более о пешеходном подвиге его забыли потомки.
Чем все же нам интересен поход Константина Константиновича? Его человеческой простотой. Если не брать во внимание его наследственный титул, то он ничем не отличается от нас, офисных обитателей начала ХХI века. Живет такой клерк, не моряк, не офицер, не геолог или археолог. И вдруг из недр души извергается вулкан страстей – и тогда, как объяснял своей очередной покидаемой возлюбленной незабвенный Ходжа Насреддин, «словно джинны странствий вселяются в мои ноги». В ноги фон Ренгартена более 100 лет назад они вселились.
Поглядите на свои ноги – может быть, там тоже поселилась ну хотя бы пара маленьких джинов? Чтобы хватило на пешеходную прогулку с детьми или внуками по ближайшему лесу?



Чтобы оставить свой отзыв, Вам необходимо авторизоваться


Возврат к списку


Дорогие друзья!
Что главное в путешествиях? Новые эмоции, люди, впечатления? Конечно. Но не только это. Этими эмоциями хочется делиться, так приятно рассказывать кому-то обо всем увиденном и пережитом! Если вы хотите поделиться с нами вашими рассказами о поездках, присылайте свои тексты, заметки, фотографии и видео на почту law@miramalo.club, и мы их обязательно опубликуем. Давайте открывать этот мир вместе!

Мероприятия

Выставки

Со звездой

Янина МЕЛЕХОВА: «Мне нравится иногда просто быть одной и молчать»
Янина МЕЛЕХОВА: «Мне нравится иногда просто быть одной и молчать»
Звезда сериалов «Ростов» и «Мылодрама», актриса театра и кино,  очаровательная Янина Мелехова рассказала нам в интервью о том, почему нередко предпочитает путешествовать одна, чем именно интересен такой отдых и как такие поездки вдохновляют ее в творчестве, а также откровенно поделилась подробностями о тяжелой и неказистой жизни отечественных артистов.

Конкурсы

День неги и удовольствия
День неги и удовольствия
Выиграйте день неги и удовольствия в SPA - центре роскошного петербургского отеля «Амбассадор»!
Booking.com

Блоги

На вокзал за валютой
На вокзал за валютой
В начале нулевых мы отправились в автопутешествие по Казахстану. Знакомство с любой страной обычно начинается с обмена валюты. Казахстан не стал исключением, поскольку сразу потребовались деньги на бензин. В Кустанае – ближайшем приграничном крупном городе – обменных пунктов отыскать не удалось. Местные жители посоветовали съездить на рынок.